• Заголовок 1
  • Заголовок 4

     Дорогие друзья, уважаемые преподаватели и студенты!  Мы с нетерпением ждем Ваших публикаций для размещения на портале нашей библиотеки ( e-mail: cepulib.ru@gmail.com ).

Поиск по публикациям

Направление

Скачать бесплатно шаблоны для Wordpress.
Новые шаблоны DLE 10 на dlepro.ru
Четверг, 02 ноября 2017 06:34

К вопросу о становлении форм будущего времени в германских языках

Вопрос времени продолжает занимать особое место в научной мысли человечества. Единой общепризнанной теории, описывающей природу этого феномена, в современных  как естественных, так и гуманитарных науках, до сих пор не существует. Так, например, в физике проблема времени входит в научный интерес термодинамики, квантовой физики, релятивистской физики и др. Установление сущности лингвистического времени остается актуальным и для языкознания. В настоящее время исследование феномена времени проводится в двух направлениях: изучение способов отображения и выражения астрономического времени в отдельных языках и анализ языковой эволюции [4, с. 3–20].
 
Не подлежит никакому сомнению тот факт, что категория времени не является постоянной: она изменяется не только от языка к языку, но и эволюционирует в отдельно взятой языковой системе. Выявление специфики развития грамматической категории как в генетически близких, так и неблизких языках относится к центральным задачам современной лингвистики, что обуславливает актуальность данной статьи.
Структура грамматического времени языка характеризуется соответствующим инвентарем грамматических форм. В современном немецком языке наличествует трихотомия грамматического времени «прошедшее-настоящее-будущее». В период своего становления немецкий язык, как и все германские языки того периода, располагал дихотомией «прошедшее-настоящее»; глагол употреблялся в двух временных формах (презенс и претерит) [5, с. 330–331]. Несмотря на то, форма будущего времени в древних германских языках отсутствовала, само будущее осознавалось как временная категория и находило отображение в языках.
 
Следует отметить, что грядущие события воспринимаются человечеством как неизбежное, заранее предопределенное; с другой стороны – как возможное, не обладающее какой-либо предопределенностью. В первом случае мы имеем дело с моделью, характерной для большинства религий, включающих в свое учение пророчества о жизни после смерти, о неизбежном Божьем суде и конце света. Второй случай предполагает, что человек сам способен и может творить будущее, и это будущее предстает как желаемое, возможное.  
 
Оба представления о будущем наблюдаются в древнеанглийском языке: в формировании будущих аналитических форм принимают участие модальные глаголы sculan – долженствовать и willan – желать. В то же время в древних германских языках существовали и другие варианты выражения будущности. Так в поэме «Муспилли», относящейся к древневерхненемецкому периоду (9 век, баварский диалект) и  повествующей о предстоящем суде, представлены следующие средства обозначения грядущих событий (i-vi):
 
  1. so qimit ein heri  
    • dann kommt das eine Heer ´
  2. uuanta  ipu sia daz Satanazses   kisindi kiuuinnit,
         ´denn falls des Satans Gefolgschaft sie in die Gewalt bekommt´
  1. sin tac piqueme, daz er touuan scal
    • …sein Tag herankomme an dem er sterben muss´
  2. uuili den rehtkernon   daz rihi kistarkan
´er will denen, die das Recht lieben, das himmlische Reich sichern´
  1. denne uuirdit untar in uuic arhapan
´Jetzt erhebt sich Kampf zwischen ihnen´
  1. enti in demo sinde         sigalos uuerdan.
                 ´und auf diese Weise sieglos werden´ 
  1. enti si dero engilo         eigan uuirdit,
´und sie der Engel Besitz wird,´
  1. Pidiu ist demo manne so guot
´Daher ist es für den Menschen das beste,´
 
Способы выражения будущего времени в приведенных примерах имеют формальные и смысловые различия. В структурном плане мы имеем дело с простыми глагольными формами (i, ii) и с глагольными сочетаниями (iii-viii). В первом случае значение будущего передается презентными формами префиксальных (kiuuinnit) и непрефиксальных (qimit) глаголов. Во втором случае – свободными синтаксическими сочетаниями, закладывающими основу для становления аналитических форм выражения будущего времени.
 
Форма презенса на начальном этапе развития немецкого языка не имела четкого закрепления за настоящим временем и часто использовалась для передачи будущего. В. М. Жирмунский характеризует презенс древневерхненемецкого периода как «настоящее-будущее» [3, с. 293]. Особую роль при этом играет контекст: проекция будущего времени происходит в прямой речи, в монологе; в нашем случае – в описании неизбежных предстоящих событий.
 
Презенс-футурум сохраняется в немецком языке на протяжении всего его развития и активно используется и в наши дни. Количественный анализ употребления этой формы в современном немецком языке свидетельствует о ее высокой частотности: в устной речи Futur І почти полностью вытеснен презенсом, а в письменной речи ее доля составляет 20–25% [6, с. 221].
Направленность на приходящие события также наблюдается и у глаголов с префиксом ge-, имеющим перфектное значение. Сема результативности противоречит представлению о настоящем времени; основным грамматическим значением презенса глаголов совершенного вида становится значение будущего, как например, в русском языке [1, с. 451–452].
Функционирование глаголов с префиксом ge- регистрируется в период становления отдельных германских языков: префиксальные глаголы со значением начинания встречаются в древнеанглийских текстах [7, с. 110–111].
 
В немецком языке префиксальная глагольная форма как способ выражения будущего сохраняется до ранненововерхненемецкого периода (XII-XIII вв.) и употребляется как простая форма: Gelebte ich noch die lieben zît (Friedrich von Hausen, Heimweh), либо в конструкциях с модальными глаголами: dorft er in sime hercen  nimmer mer getragen (Das Nibelungenlied).
В дальнейшем глаголы с префиксом ge- со значением будущего времени выходят из употребления, поскольку категория вида в немецком языке не имела систематического формального выражения и не получила дальнейшего развития. Стоит отметить, что префикс ge- в поэме «Муспилли» является не единственным аффиксом со значением будущего. В тексте такую роль выполняют также префиксы ar- ´er-´ и var- ´ver-´: arhevan, arfurpan, arstent; varprinnen, sih varsuuilhan: aha artruknent, muor varsuuilhit sih ´die Flüsse vertrocknen, das Moor verschluckt sich´.
 
По характеру элементов сложных форм следует выделить такие конструкции «модальный глагол + инфинитив» (iii, iv), «werden + партицип I / прилагательное / существительное (v, vi, vii), «sein + причастие I (viii)». Конструкции с модальными глаголами способствовали формированию форм будущего времени на основе модальных отношений, а с глаголами werden, sein и beginnen – на основе видовых отношений [3, с. 294].
Сочетания модальных глаголов sollen и wollen с инфинитивом для проекции будущего является характерным для всех германских языков. В большинстве современных германских языков (напр., английском, голландском, шведском) конструкции с модальными глаголами грамматикализировались и утратили полностью или частично первоначальное модальное значение. В исландском языке, как и в древних германских языках, специальная форма выражения будущего времени отсутствует: для передачи будущего используются конструкции с оттенками допущения, обязательности и др.
 
В современном немецком языке сочетания с модальными глаголами функционируют со значением субъективного модального будущего как неизбежного или желаемого. Модальное значение глагола wollen часто нивелируется и заменяется темпоральным [8, с. 135]:
 
      Ich will hier warten, bis du zurückkommst.
- Ich werde hier warten, bis du zurückkommst
 
Что касается древневерхненемецкого периода, то обозначение будущего времени с помощью глаголов sollen и wollen как неизбежного или желаемого имеет широкое распространение, причем первый тип встречается гораздо чаще. Этот факт можно объяснить влиянием религии на устную и письменную речь того времени, где, как уже было сказано выше, будущее представлялось преопределенным и пастве предлагалось смирение с предстоящими событиями.
В поэме «Муспилли» в конструкциях с глаголами sollen и wollen наблюдается сохранение модального значения, что свидетельствует о начальном этапе грамматикализации конструкции, которая, в конце концов, не была завершена.
 
Иной путь развития имеют конструкции с участием инхоативных глаголов – beginnen (в поэме «Муспилли» такие конструкции отсутствуют) и werden. Сочетания с глаголом «начинать» является характерным для готского языка (глагол duginnan), а с глаголом «становиться» – древнескандинавских языках.
Конструкции с werden, из которых позже сформируется объективное будущее, в древневерхненемецкий период встречаются реже, чем конструкции с модальными глаголами, и имеют в основном видовое значение. Werden употребляется в сочетании с партиципом І для проекции начинания, переходящее в будущее незавершенное.
 
Инхоативные глаголы в этот период сохраняют оттенки начала действия, его развитие или переход к его завершению и тем самым выявляют тесную связь с предстоящим. Сохранение семы инхоативности оказывает влияние на распределение синтаксических ролей именных глагольных форм, напр., атрибута:
 
(v) denne uuirdit untar in uuic arhapan
                   Pr                      О       Attr
 
Конструкции с глаголом sein в сочетании с существительным или партиципом I со значением будущего времени встречаются очень редко и уже в двревневерхненемецкий период непродуктивны. Однако такие сочетания также могут стать основой формирования синтетических или аналитических конструкций со значением будущего времени, как напр., в украинском языке, ср.: писатимуть (простая форма), муть жити (юго-зап.) (аналитическая конструкция).
Формы с sein в дальнейшем приобретают значение незаконченного действия, протекающего в данный момент, и закрепляются как Present Continues в современном английском языке. Следуют отметить, что в современном немецком языке отмечается тенденция к грамматикализации конструкций прогрессива с таким же значением: в основе конструкций также лежит сочетание глагола sein с предложным инфинитивом [см. 2].
Числовое и процентное соотношение форм будущего времени, встречаемых в поэме «Муспилли», проиллюстрировано в таблице 1:
 
Табл.1 Количественные показатели употребления средств выражения будущего времени в поэме «Муспилли» (9 в., баварский диалект)
Простые формы:
                 презенс (без префикса)
                 презенс с префиксом ge-       
 
44
16
 
49,4%
18 %
Глагольные сочетания:                
                 sollen + Infinitiv
                 wollen + Infinitiv
                 werden + Part. I / Inf. /Subst.
                 beginnen  + Infinitiv
                 sein + Partizip I
 
15
1
12
--
1
 
17 %
1,1 %
13,4 %
--
1,1 %
 
Доминирующим средством выражения будущего времени в тексте является простая форма настоящего времени непрефиксальных и префиксальных глаголов. Их количество превышает 57 % всех случаев. Среди сложных форм наиболее частотными являются конструкции с модальным глаголом «sollen + Infinitiv» и инхоативным «werden + Partizip I» (соответственно 17% и 13,5%).
 
Таким образом, проекция будущего в древневерхненемецкий период осуществляется различными как в структурном, так и смысловом плане способами. Конкурирующими средствами в эпоху становления отдельного языка германской группы и расширения категории времени являются префиксальные и непрефиксальные презентные формы и свободные синтаксические сочетания именных форм глагола (партицип и инфинитив) с модально-инхоативными глаголами  sollen и werden. На основе сложной формы с инхоативным глаголом werden в последующем разовьется грамматическая аналитическая форма будущего времени Futur I.
 
Перспективы дальнейшего исследования – в установлении специфики грамматикализации форм будущего в отдельных германских языках, особенностях диалектного употребления средств выражения будущего времени в современных германских языках, а также в сопоставлении модификации категории времени в германских языках.

Дополнительная информация

  • УДК: -
  • Автор: Долгополова Лилия Анатольевна
  • НАЗВАНИЕ СТАТЬИ: К вопросу о становлении форм будущего времени в германских языках
  • Аннотация: В статье рассматривается проблема эволюции категории времени в германских языках. Основной целью статьи является анализ формально-семантических особенностей способов выражения будущего времени, особенностям их функционирования, модификации синтаксических ролей элементов конструкций.
  • Ключевые слова: темпоральность, аналитические конструкции, грамматикализация, модальные глаголы, инхоативные глаголы.
  • Autor: -
  • NAME OF PUBLICATION: -
  • Summary: -
  • Keywords: -
  • Опубликовано: -
Прочитано 536 раз